?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

День 2.
Киев сложно представить отдельно от его православных святынь, и с самого утра мы, несмотря на атеистическое семейное мировоззрение, отправились смотреть Лавру. Правда, сначала час пришлось наслаждаться автобусной остановкой, и замечу мимоходом, что если в Харькове соотношение русскоговорящих и украиноговорящих я навскидку оцениваю как 90/10 (из 100%), то в Киеве оно уже где-то 70/30 соответственно, поправьте, если моё впечатление ошибочно.

Лавра, как выяснилось, делится на две части – заповедную платную, и монастырскую, бесплатную, но со строгим дресс-кодом для женщин (ибо мужчин в женской одежде у нас пока нет). Сначала мы зашли в платную, где наиболее впечатляет вход – старинная надвратная церковь, расписанная снаружи. Остается только подивиться, как эти росписи не портятся от осадков и жгучего в тот день солнца.
Фотосъемка в Лавре, даже любительская, стоит очень дорого, но, кажется, далеко не все соблюдают эту строгость, и кое-кто нагло фоткает на халяву:)
Центральный храм – новейшая реконструкция старинного собора, взорванного немцами. Вообще Лавру за всю тысячелетнюю историю столько раз грабили и разоряли чужие и свои, что я не стала заморачиваться, что когда построено и отстроено, а просто ходила и наслаждалась видами настолько, насколько позволял в жару чёртов... то есть христианский платок)) Дискутируя о природе веры, мы прогулялись по монастырской части до пещер.

Что Ближние, что Дальние пещеры значительно уступают святогорским по длине и запутанности, но однозначно превосходят по количеству упокоенных знаменитостей. Особенно впечатлили князь, ушедший от мира, и Илья 12 века из Мурома. Неужто тот самый, былинный Илья Муромец, по мотивам которого мультик? Надо погуглить)
В пещерах полутемно или вообще темно, лампами подсвечены только ступени на входе и выходе. Можно, наверное, пользоваться фонариком, но не нужно – вокруг народ ходит со свечами, и оглядывать пещеры при их мерцающем свете, как веками до нас, как Гоголь, Куприн и многие другие – это особое чувство.

В целом в Лавре, особенно в монастырской, действительно есть умиротворенность (или это я опять травок церковных нанюхалась?). Монахи ходят там в большом количестве и охотно отвечают на вопросы, как пройти. Вера-не вера, а все эти штуки и впрямь как бы напоминают об истории киевской земли и о вещах, которые больше человеческих страстей.

После обеда мы сидели в сквере около Золотых Ворот. Весьма впечатляющая реконструкция, которую я пристально оглядела на тот случай, если всё-таки буду дописывать свой опус на средневековую тему и понадобится описание оборонных сооружений:)
Дальше мы решили не искать остатки Десятинной церкви и погуляли сразу к Андреевскому спуску. Андреевская церковь наполовину в строительных лесах, но всё же видна её богатая нарядная отделка, зелёно-золотая. Под церковью гармонично вписался памятник Проне Прокоповне и Голохвастову, местами отшлифованный до блеска, как это бывает со всеми металлическими скульптурами.
На сам спуск как раз к нашему приезду перекрыли автомобильное движение для всех, кроме владельцев, поэтому прогулка вышла на славу. Сувениры меня, правда, не соблазнили, что видом не глянулось, что ценой, но и не в них дело, хотя весь этот пёстрый базар, конечно, придает улице колорит. И, конечно, здесь тоже были голосистые певицы и превосходные музыкантши.

Строгий и со скрещенными руками здесь сидел один только памятник Булгакову возле его дома. Внутрь мы не попали, не помню почему было закрыто, только подивились со стороны, почему три окна с синими стёклами – уж не живёт ли там кто потусторонний?)
Я попыталась представить, как живой молодой Булгаков ходил по этой самой улице, видел эти самые дома, в благополучное царское время и в дикое послереволюционное... И после всего этого столько написал. Но представлялось не слишком хорошо - мне, чтобы влезть в шкуру Булгакова, ещё писать и писать!

Внизу мы прошли мимо кучи бродячих собак и бомжа с надписью «Помогите на приют для бездомных» и спустились на Контрактовую площадь. Там был, естественно, тоже музыкант-виртуоз, который лихо лабал на уличном пианино и временами пускался подпевать. У пианино не было верхней крышки, и я впервые увидела вживую, как внутри инструмента молоточки бьют по струнам) А в соседнем сквере зажигательно пел и играл бойз-бенд, возможно, будущие знаменитости.
Потом мы решили, что головы уже заполнены, солнце село и пора двигаться баиньки. Метростроевцы, шо это за километровый переход специально для усталых туристов между станциями на Крещатике, а?!